?

Log in

No account? Create an account
СУРОВЫЙ ЖУРНАЛ
LETNE КINO. Часть 1 
15-авг-2007 02:03 am [Пардубице-2007:Letne kino]
Ну вот, пора, пора сделать, наконец, над собой сверхусилие и продолжить и закончить рассказ о том, что такое Пардубице, и что я там делал. Тем более, название для этого вспомнилось классное. Именно вспомнилось, потому как придумал его не я, а мой коллега, с которым мы там были. Придумал для статьи в «64», но в журнале оно всё равно видоизменилось, поэтому – да простит меня Владимир – я решил использовать его для своих заметок, ибо лучше всё равно уже не придумать.

Это будет рассказ с лирическими отступлениями, фотоиллюстрациями, шахматными разборами (анализом называть это боюсь, но на экспресс-анализ, наверное, потянет) и прочей фигнёй. В общем, есть надежда, что ахинея станет хоть сколько-нибудь интересной всем категориям читающих.


О СЕКУНДАХ СВЫСОКА


Давненько я не брал в руки шахмат. И вот, наконец, взял. Случилось это в славном чешском городе Пардубице, куда пришлось лететь ради «удовольствия» выступить в опен-турнире. Я по этим непередаваемым ощущениям, когда сидишь только ты и противник, и между вами только шахматная доска, фигуры и часы, и больше нет ничего, что может тебе как помочь, так и помешать выиграть, признаться, соскучился. Нет ведь больше ни одной такой игры с нулевой долей случая – всего-то и нужно взять в руки фигуру, включить мозги (лучше, конечно, в обратной последовательности), переиграть соперника, и ты триумфатор.

На какой результат я рассчитывал? Я и сам понятия не имел. Во-первых, года три не играл ВООБЩЕ (блиц не в счёт – это совсем другая игра) – пробел колоссальный. Колоссальнейший, ничем не восполнимый. Не будем забывать и то, что до этого ещё лет 20 отроду не играл в серьёзные шахматы. Во-вторых, за эти года три за развитием дебютной теории почти не следил. Наблюдать-то наблюдал, но ровно настолько, насколько мне это нужно было для работы. А следить за играми других и играть самому – примерно то же самое, что следить за чьим-то полётом в космос или лететь самому.

Но разве у сборной Греции, выигравшей Евро-2004, не было минусов в игре? Конечно, были, только греки сумели сделать так, что на первый план в отдельно взятых матчах выходили именно плюсы, а минусы засунули так глубоко, что соперники и не докопались.

Вот и мне предстояло получить пусть мало заметные, но преимущества, которые позволили бы, во всяком случае, противопоставлять сопернику что-то весомое. Каковы они? Ну, скажем, не открою Америки, если скажу, что главное в шахматах – понимание игры. Спросите Крамника, Карпова, Каспарова, Чибурданидзе – да кого угодно, и они вам скажут: как бы хорошо шахматист не был подготовлен теоретически, всё решается всё равно только за доской. Вот в эти самые мгновения, когда «тикают тихо часики» (с). Кстати, о мгновениях. Ведь это был, по сути, мой первый в жизни серьёзный турнир. До этого все свои разряды я получал, играя с временным контролем два часа на всю партию без добавления секунд на ход. И это в самом лучшем случае, а бывало и хуже. Но я всегда говорил: дайте мне такую жену, и я стану чемпионом мира нормальный, классический контроль – 2 часа на 40 ходов + час на следующие 20 + полчаса до конца партии, - и я покажу лучшие результаты. (Сейчас у такого контроля есть разные вариации, связанные с добавлением секунд за ходы, но сути это не меняет.) Моя мечта, можно сказать, осуществилась. И пусть в Пардубице контроль был без этих самых 30 минут до конца партии, но 2 часа + 1 час это совсем не одно и то же, что 2 часа. Впрочем, это простые истины, которые шахматистам и читать-то неинтересно.

О «ФИЗИКЕ»


Итак, допустим, что понимание игры (пусть и не выдающееся) никуда не делось, и временной контроль позволяет использовать его достаточно эффективно. Неплохо бы ещё получить (или создать себе) как можно лучшие условия для участия в турнире. Рассказываю, как эти условия добывались.

Начнём с того, что 9 туров игрались не просто каждый день, а даже был день, когда проводилось два тура сразу. (К этому я ещё вернусь отдельно и непременно выскажу всё, что думаю об этой идиотской затее.) А значит, физическая нагрузка предстояла очень приличная: 9 партий, каждая из которых теоретически может длиться до 6 часов, без отдыха . Здесь я хочу подчеркнуть, чтобы в дальнейшем не возникало вопросов: говоря о нагрузке, я подразумеваю полную выкладку в каждой партии и турнире в целом. Разумеется, те «шахматисты» (а их очень немало), кто садятся за доску «для удовольствия» и, подвигав фигуры, не слишком расстраиваются из-за поражения, скажут, что сыграть девять туров подряд без отдыха – ничего в этом особенного нет. Кстати, среди таких есть и вполне удачно выступающие (до определённого уровня, конечно). Но про них забудьте, мне они как игроки неинтересны.

Слава богу, физическую форму я в последние годы более-менее поддерживаю круглогодично. Но во время турнира нужна не «более-менее», а такая, чтобы к четвёртому часу игры не «сдуться». Здесь мне помог, прежде всего, климат. Я абсолютно теплолюбивое существо. Чувствую себя тем лучше, чем жарче климат. Не могу сказать, что нам с коллегой в этом смысле очень повезло – как раз наоборот, для июля месяца погодка в Пардубице могла быть и постабильнее, - но за два стартовых дня пребывания в Чехии удалось пропотеть на славу.

Первый день был почти весь пражским. Нагулявшись по столице, мы отправились в Пардубице с багажом из великолепнейших впечатлений, потрясённые увиденной красотой. Коллега, правда, бывал в Париже и говорил, что там ещё красивее. Но я-то в Париже не был, поэтому в тот момент не мог вообразить себе ничего красивее Праги. Жара в Чехии не то, что у нас – переносится удивительно легко, поэтому лично я просто летал весь день по городу, как на крыльях.

А вечером по приезду в Пардубице сразу же пришлось преодолевать воистину критическую ситуацию. У моего коллеги вообще-то масса достоинств, о которых я ещё упомяну. Но вот паникёр он, как выяснилось, страшный. Нервничать Володя начал уже в электричке, на которой мы плелись из Праги до Пардубице добрых два часа из-за того, что состав останавливался на каждой станции. Это только потом, ближе к отъезду коллега узнал случайно, что отправляться надо было не с вокзала Масарика, а с «Хлавный надраци», то есть с главного вокзала, который находится почти рядом. Это так, на всякий случай на будущее – может кому пригодится. Ехать без остановок час или с остановками два – разница есть, правда? Так вот, доползли до Пардубице, а дальше куда – не знаем. Спасибо ещё, что в электричке я поинтересовался у коллеги: а адрес-то у него в приглашении указан? «Да какой там адрес!» - взмахнул рукой нервничавший коллега, но я таки заставил его найти и изучить бумажку, на которой был указан адрес: улица Студентская.

О ЧЕШКАХ


Чешки мне понравились сразу. Ещё в аэропорту на паспортном контроле в одном из окошек сидела такая симпатичная чешка… Разумеется, очередь в её окно двигалась быстрее остальных, но я, как назло, уже встал в другую, соседнюю, явно отстававшую по скорости, о чём сильно жалел. А в Пардубице, выйдя из вокзала, я начал спрашивать у прохожих, как нам добраться до Студентской улицы. Никто не знал, пока я не завёл об этом разговор с симпатичной чешкой. Она посмотрела на рейсы автобусов, сказала, на какой нам нужно садиться и посчитала количество остановок. Дальше я понял, что у нас нет билетов на проезд. На мой вопрос, где мы можем их приобрести, девушка не без удовольствия сказала: пойдёмте со мной. Мы дошли до автомата, куда нужно было совать «коинтс», то есть медные монеты. Я сказал, что у меня только бумажные деньги. Девушка задумалась и повела меня в магазин. Подошла к продавцу, о чём-то спросила её и, повернувшись ко мне, сказала типа «Отлично. Давайте вашу купюру». Я думал, она её только разменяет, но через несколько секунд красавица протянула мне два билета на автобус и сдачу. Я её долго благодарил и пока мы шли обратно к остановке вкратце рассказал, кто мы такие и что мы здесь делаем.

Вы спросите, зачем я это всё рассказываю? Я, конечно, постараюсь впредь воздерживаться от частых сравнений Чехии с Россией, но останавливаться на запомнившихся случаях, характеризующих разницу, всё равно буду. О том, что есть ТАМ и чего нет ТУТ, стоит говорить.

Но это всё были только цветочки. Время уже было в районе 9-ти, на улице темнело, и мы, оставив вещи у портье в общежитии, где поселяли участников турнира, отправились в Чесс-Арену для регистрации. (Вообще-то это хоккейная арена, и звучит, скорее всего, как Чез-Арена, то есть шахмат в её названии нет, но мы как-то сразу стали обзывать её Чесс-Ареной – ну, типа Шахматная Арена.) Пришли туда, а там – мама моя родная… Такое скопление приехавших, что просто жуть. Ещё теплилась слабая надежда, что нам не придётся вставать в край длиннющей и не двигавшейся очереди – всё-таки мы не просто участники, а ещё и журналисты, информационные партнёры фестиваля, особые гости, так сказать. Для этого я пошёл прямиком к пани Душковой, чтобы «решить вопрос». Пани Душкова – молодая женщина с шикарным бюстом (ох уж эти чешки, они мне сразу понравились!), одетая, естественно в декольте (по-другому одеваться в такую погоду просто невозможно) с загорелой и влажной от жары кожей, что придавало ей особенную сексуальность. С влажной (мягко говоря) кожей в том маленьком, душном помещении были все 150 человек, и если бы не вид пани Душковой, то всё это было бы похоже на ад. Пани Душкова – из группы организаторов, но она, зараза, вежливо сообщила мне, что нам придётся пройти все необходимые процедуры, встав в конец очереди. Впоследствии выяснилось, что мы могли этого не делать, но чего вообще можно ждать от красивых женщин, кроме глупостей…

О ВОЛЕ И ДИПЛОМАТИИ


Почти двухчасовое стояние в душном помещении, температура в котором больше 30 градусов, с коллегой-паникёром-курильщиком, у которого кончились сигареты, а другие остались в багаже, оставленном далеко отсюда – вот это настоящая экстренная ситуация. Нет, ну правда. Если бы ещё я запаниковал – уверен, не видать нам той ночью никакой гостиницы, не говоря уже о каком-то турнире. Но мой организм был изначально непробиваем - он сам по себе запрограммировался не поддаваться панике ни при каких обстоятельствах, ведь я приехал играть в шахматы, а для этого необходимо спокойствие и только спокойствие. Поэтому в ответ на постоянное ворчание изнывающего от духоты и умирающего без сигарет коллеги я просто молча стоял и не реагировал никак. К тому же, повторюсь, с "физикой" у меня в таком климате всё в порядке: уже добрых 23 часа подряд был на ногах (не считая перелёта, в котором уснуть удалось ровно на 3 минуты), а чувствовал себя, как огурчик. И потом, объясниться с организаторами всё равно мог только я, ибо коллега не владеет английским, а на русском можно было изъясниться далеко не с каждым чехом.

Ещё при первом контакте с пани Душковой стало понятно, что поселить нас с коллегой могут в лучшем случае в двухместный гостиничный номер, в худшем – в общежитие. Вообще-то коллеге к тому моменту было уже всё равно – лишь бы побыстрее выбраться из той комнаты, доползти до сигарет, купить пиво, выпить его и лечь спать куда угодно. Но это – коллеге. А я стоял с твёрдым намерением отбить у организаторов два одноместных номера. Всё-таки при всех достоинствах коллеги (о которых я ещё скажу), жить с ним на протяжении всего турнира я не горел желанием ну совершенно. Мне ж ещё и играть, и работать… А отдыхать тогда как? В общем, когда подошла очередь, я одному из организаторов всё объяснил с умным лицом: мол, Мазух (директор фестиваля, самое главное лицо) нам обещал два сингл-рум. (Разумеется, Мазуха я знать не знал, но какие-то договорённости с «64» у него всё же были.) Нас попросили подождать в сторонке, пока не появится некто, кто поможет нам. Пока появился некто, пришлось ещё не раз перенести панику коллеги. Он же, бедный, ничего не понимал, о чём я там договариваюсь, к тому же, он очень боялся, что нам скажут платить за проживание, как всем остальным. Я ему говорю: не будем мы платить! Не верит… В общем, появился человек, понимающий по-русски, которому я ещё раз популярно всё объяснил, и он направил нас, наконец, в гостиницу.

Я уже почти возгордился своим дипломатическим способностям, но у портье случился облом: у нас, говорит, для вас только двухместный номер. Нет, говорю, у нас есть договорённость о двух одноместных комнатах. Так мы долго пытались убедить друг друга, он даже позвонил кому-то из организаторов, но оказалось, что они, несмотря на все мои просьбы, зарезервировали для нас всё же двухместный… Сошлись на том, что эту ночь переночуем в двухместном, а если на следующий день появится вариант «сингл», то мы будем первыми, кому это будет предоставлено. Был уже час ночи, но мы с коллегой всё равно отправились за вещами. Ох, сколько же он ворчал по пути… Когда же мы с багажом входили в лифт гостиницы, из него вышла женщина с крупными и пышными формами. Она не сказала ни слова, но я ей вежливо отказал: нет, говорю, не сегодня, ок? Коллега в лифте спрашивает: чего она хотела? Да, говорю, услуги свои предлагала. Тьфу, - плюётся, - только её нам щас и не хватало!

В номере было не менее душно, но уснули мы оба в секунду. А на утро коллега спросил: «Так я не понял, когда нас отсюда выгонят?» Да успокойтесь, говорю, отсюда нас уже не выгонят, а могут только одноместные номера предоставить. Какое там… Утром портье (уже другая) позвонила насчёт нас и попала на пани Душкову. А что можно ждать от пани Душковой… Да ничего хорошего. Так и понял я, что придётся смириться с совместным проживанием… Хорошо, что оказалось, что мой турнир стартует только на следующий день. Если бы он начался в тот же день, ни за что бы не стал играть.

А записался я накануне вечером, в той душной комнате, в турнир «С», где участвовали шахматисты с рейтингом до 2200. Ну, вообще-то рейтинг у меня был 0, и меня записали изначально в турнир «D», т.е. самый низший. С практической или меркантильной точки зрения это было, наверное, неплохо, так как в более слабом турнире больше шансов взять призовые, чем в более сильном. Но я подумал: чёрт возьми, я же приехал сюда не о бабках думать, а в шахматы играть. И попросил записать меня в «С» - всё-таки уровень повыше, кандидатский в среднем уровень. Были ещё турниры «B» и «А» - гроссмейстерский.

О чём это я? Ёлки-палки, 14 тысяч знаков написал, а до шахмат ещё не дошёл… Вот идиот! Вы знаете, я вот что думаю. Всю эту вводную часть я хотел назвать предисловием. Но, видимо, это уже никакое не предисловие, а самая, что ни на есть, первая часть «Летнего кИно». Надеюсь, во второй части я дойду собственно до турнира.
This page was loaded июн 20 2019, 10:13 pm GMT.